1

Личные истории посетителей выставки

Этот тип зон участия был основным для нашей выставки. Инструментальный подход к искусству путешествий, понимаемый как совокупность подходов, стилей, техник, взглядов, решений, мотиваций, ощущений, обусловил важность личных историй. Именно они имеют наибольшее влияние на возникновение саморефлексии, самоидентификации, обращение к своей личной истории и биографии в контексте темы путешествий. В то же время зоны такого типа имеют большой коммуникативный потенциал, становясь основой, рамкой для разговоров друг о друге, личных практиках путешествий посетителей выставки.

Личные истории посетителей выставки

Наиболее эффективной зоной на выставке можно признать стенд с вопросом «Что заставляет вас отправляться в путешествие?».

Этот вопрос работал на смысловое ядро выставки, был интересен, понятен, конкретен. Кроме того, у посетителей создавалось ощущение исторического контекста благодаря тому, что по бокам основного рулона, на котором они писали свои мысли, были представлены цитаты из записок путешественников 19 – 20 вв, в том числе участников наших глубинных интервью. По форме реализации это больше всего напоминало стену в социальных сетях, когда в поле зрения посетителей попадали только свежие «посты» тех, кто ещё сам в этот момент фактически гулял по выставке или только что ушел с нее.

Все это сработало на количество и качество «сообщений», которые было действительно интересно читать.

Вторая, парная предыдущей по смыслу и тоже знаковая для концепции выставки зона, находилась в зале «Воспоминания» и называлась «Расскажите о моментах путешествий, которые вы запомнили на всю жизнь».

Эта зона «отработала» значительно хуже, как с точки зрения количества, так и качества текстов и возникающей коммуникации. На наш взгляд, это было связано с формой создания сообщений, предложенной посетителям. Речь идет о печатной машинке, выбор которой был обусловлен двумя обстоятельствами. Во-первых, это ассоциативная связь с печатной машинкой за письменным столом уральского путешественника Георгия Левитского – одного из ключевых персонажей выставки, история которого открывала экспозицию. Во-вторых, стремление разнообразить зоны участия, предложив возможность не только написать, но и напечатать текст.

На практике оказалось, что хотя сама возможность набрать текст на печатной машинке была для многих людей большим открытием и сильным впечатлением от выставки, «средство» оказалось сильнее «сообщения» — посетители, особенно детского возраста, печатали что угодно, наслаждаясь самим фактом печати. Еще одной проблемой стало то, что пользоваться машинкой, естественно, большинство не умело, что приводило к ситуациям, когда текст не пропечатывался или не печатался вообще. Также в машинке приходилось регулярно переворачивать ленту, что не всегда оперативно делалось волонтерами, в связи с чем временами текст просто не читался на листе. Те люди, которые действительно хотели высказаться по предложенному нами вопросу, все-таки мужественно набирали свою историю, либо писали ее от руки на листке бумаги (что надо было сразу предусмотреть и предложить им!).

Также проблема может быть связана со способом крепления ответов к стене зоны, выполненной из ДСП. Для этого посетителям нужно было использовать мощный степлер, что, как оказалось, не у всех получалось.

Таким образом, при хорошем вопросе зона оказалась менее эффективна по причине ее оформления. Возможно, самым простым решением было просто продублировать оформление стенда «Что заставляет вас отправляться в путешествие?» и связать эти вопросы на визуальном уровне. Или дополнить печатную машинку стеной, на которой посетители могли писать маркером, как это было на выставке «LOVE» в удивительной по силе вопроса зоне участия «Какую безумную вещь вы совершили ради любви?».

Третьей зоной был стенд «Чемоданное настроение – для вас это?», который был расположен в зале Сборы в дорогу и работал в связке с коллекцией чемоданов из фондов музея. Стенд был оформлен с помощью ярких «дизайнерских» чемоданов, на части из которых посетителям предлагалось написать комментарий.

На верхнем уровне чемоданов были представлены варианты ответов, собранные в процессе создания выставки и штудирования богатой на травелоги отечественной художественной литературы.

Наполняемость зоны была не очень высокой, но в большинстве случаев это были достаточно яркие, интересные тексты, а порой просто шедевры.

Также на выходе мы получили не просто стопку стикеров или рулон бумаги, а коллекцию индивидуальных чемоданов, соединивших идеи и образы, предложенные разными посетителями.

Более сложный характер носили зоны участия «Долгий ящик» и «Геограмма» (о рождении которых вы можете прочитать в следующей главе).

Зона участия «Долгий ящик» была наполнена контентом посетителей еще до открытия выставки, когда мы призвали пользователей нашей группы «Вконтакте» рассказать о своих отложенных путешествиях – мечтах. Мы достаточно быстро собрали более 200 идей, которые были представлены на карточках в «долгом ящике». Помимо возможности выбрать карточку из имеющихся в базе, посетителям предлагалось написать свой вариант, что и сделали более 200 человек, карточки которых вошли в общую библиотеку идей. Эта зона участия пользовалась спросом у абсолютного большинства посетителей. На нее сработали понятная навигация, актуальность контента и сама мотивационная идея «уже паковать багаж».

Еще одной темой для общения, возможностью поделиться была зона «Геограмма», в которой посетитель мог взять карту и по аналогии с геограммой Татьяны Серых — история путешествий которой была ядром этого раздела выставки — нарисовать свою биографию в географическом измерении.

Наблюдая за тем, как работала эта зона, мы узнали несколько интересных аспектов. Во-первых, большинство посетителей, заполнив геограмму, оставляло ее в общем банке, что говорило о доминировании потребности поделиться.

Некоторые забирали ее с собой. Это были преимущественно взрослые люди, имевшие большой опыт путешествий и хотевшие спокойно дома в удобных условиях создать свою схему по аналогии с Татьяной Серых, близкой им по духу и возрасту. Возможно, это была некая форма саморефлексии, воспоминаний о себе, о эпохе.

Во-вторых, поскольку детальной инструкции как соединять точки не было, люди изобретали свои схемы, создавая причудливые узоры личной географии.

В-третьих, многих молодых посетителей останавливало то, что карта (как и зона) отражала регион бывшего СССР, в пределах которого многие из них почти не бывали. Тем не менее, многие все-таки старательно выискивали попавшие в рамку города Европы и Азии, желая поделиться своим опытом путешествий.

В-четвертых, заполнение геограмм нередко приводило к разговору между посетителями – ведь выяснялись подробности геобиографии, о которых многие не знали («Ты здесь был?!», «Когда?!»).

В-пятых, для некоторых барьером стали слишком мелкие названия, что требовало либо хорошего зрения, либо определенных знаний географии.

Также у нас была зона, которая больше работала на создание настроения и стартового включения посетителя в путешествие, чем на создание контента. Мы опирались на простую идею о том, что общение – это не только слова. Это жесты, общие воспоминания, практики.

В ней приняли участие люди самых разных возрастов. Нередко можно было видеть пару пожилых туристок, которые увлеченно сворачивали кораблики. Также посетители сами придумали писать на кораблях место, куда они плывут.

В противоположность этой «легкой» истории одна из зон участия была задумана нами как инструмент обмена между посетителями реально полезной, «прагматичной» информацией для путешествий. Раздел, называвшийся «Книги и фильмы о странах и городах», был создан с целью дать посетителю возможность найти интересные материалы в контексте подготовки к какому-либо его путешествию, а также оставить свои рекомендации на эту тему для других посетителей.

При достаточно перспективной идее, укладывающейся в контекст нашего жизнеориентированного музея, эта зона отработала намного хуже других. Это было связано, вероятно, сразу с несколькими факторами: она требовала определенных знаний, а не мнений, что, возможно, делало ее больше похожей на тест, чем на зону участия. Во-вторых, там было очень много информации, которая была слишком глубоко упакована – 30 блокнотов, в которых было собрано более 150 стран, многие из которых мы предварительно наполнили 1-2 рекомендациями. В-третьих, рядом были еще две, более яркие зоны участия, которые оттягивали посетителей на себя.

Хотя, как оказалось, и этот раздел имел свою целевую аудиторию. Среди посетителей были люди, критично отнесшиеся к такой «легкомысленной», по их мнению, зоне, как «чемоданное настроение», но высоко оценившие раздел «Книги и фильмы…» за ее прагматичность и серьезный подход.

Таким образом, при создании зон участия музей должен иметь в виду разные потребности посетителей. Если для одних коммуникация больше важна с точки зрения обретения смысла, обмена подходами, отношениями, личными историями, то для других более значима ее «прагматичная» направленность, позволяющая благодаря общению создать базы знаний или решений по актуальным проблемам существования отдельной личности или сообщества в целом.

В качестве примера работы в этом «прагматичном» ключе можно привести выставку «Ловим решения на рыболовный крючок», которую проводил Океанариум в Монтерее (США). На доске отзывов посетители оставляли свои мысли и решения, как увеличить различные популяции рыб. Сотрудники музея также писали свои решения по этому поводу на доске. При этом они не писали, что музей делает для решения этой проблемы, они писали, что именно они делают для этого. Кроме того, сотрудники оставляли свою контактную информацию. Это помогло создать персональные отношения между сотрудниками и посетителями и найти оригинальные решения реальной экологической проблемы.

Создавая зоны участия, мы хорошо осознали, насколько важна тема, которую мы предлагали обсудить посетителям. Формулировки многих вопросов потребовали часов размышлений и обсуждений. Но как показывает опыт, в таких проектах важно гибко подходить к ситуации, изначально настраиваясь на возможность изменения вопроса в процессе тестирования зоны и общения с целевой аудиторией.

В этом плане показателен пример поиска хорошего вопроса на выставке «Что собирает Санта-Крус» в тематической зоне «Цифровые коллекции». Куратор проекта Нина Саймон:

§Мы хотели создать стену для отзывов на тему того, что компьютеры стали хранилищами для многих из наших коллекций, и эти дешевые цифровые хранилища сделали всех нас коллекционерами.

§Когда мы проектировали мероприятие, мы сначалахотели сделать главным вопрос «Как вы управляете вашими цифровыми коллекциями?».

§Затеммы хотели сделать главным вопрос «Каковы ваши самые важные электронные коллекции?», но после эксперимента получили скучные ответы. После этого, мы придумали вопрос противоположный цифровому коллекционированию – потеря файлов.

§В итогеназвание звучало так: «Я удалил эти файлы, потому что ...» и стойка напоминала старый школьный компьютерный терминал. Это породило много замечательных и разнообразных историй.

В блоге museumtwo достаточно много таких кейсов. В целом обобщая этот опыт можно сказать, что хороший вопрос – это значит:

§релевантный тому, как видит тему аудитория;

§дающий новое знание (небанальный);

§конкретный;

§позволяющий ответить по-разному (общение, а не тестирование);

§позволяющий проявить творческую инициативу (не только написать, но и нарисовать, создать что-то);

§побуждающий к коммуникации;

§создающий настроение.

= это всегда поиск и эксперимент

Хороший вопрос и правильно созданная зона участия могут, по сути, заменить предвыставочную работу по сбору историй, артефактов и голосов аудитории.

Инсталляция «Памятные баночки» («MemoryJar») на выставке «Что собирает Санта-Крус» занимала площадь около 300 квадратных метров. Мы хотели использовать ее в качестве стартовой вовлекающей зоны, приглашающей посетителей к активному участию в выставке. На этот раз, вместо того чтобы предлагать много разных форм участия, мы сосредоточились на одной из них: создание «банки памяти».

Идея проста: от пола до потолка на стеллажах были выставлены стеклянные банки, каждая из которых имела этикетку, которая гласила: «Я помню ...» Мы разложили различные материалы и цветные карандаши и пригласили посетителей смастерить вещи, связанные с их памятными событиями, чтобы закупорить их в эти банки и добавить в нашу коллекцию. Эта зона была разработана после нескольких предвыставочных прототипов, связанных с развитием идеи о том, что некоторые из наших самых ценных коллекций не являются «физическими». Мы пробовали собирать мечты, запахи, звуки или истории, но воспоминания оказались наиболее резонансными.

Мы решили пойти дальше и посвятить целую галерею такого рода деятельности, потратить деньги, чтобы поставить полки и купить соответствующие банки. Чтобы активность была очень проста для объяснения, мы привлекли местного художника, чтобы создать для стены гигантское полотно-инструкцию.

Мы собирали у людей их адреса электронной почты на случай, если они хотят прийти и получить их банку в конце шоу в конце ноября. Мы были поражены участием в первом месяце. У нас было всего 400 банок, из которых около 300 были уже заполнены. Некоторые из них смешные, некоторые из них милые, некоторые из них трогательные, некоторые из них грустные. В итоге мы закупили новую партию банок.

Можно представить, сколько времени и энергии пришлось бы затратить кураторам выставки, чтобы собрать этот массив историй, индивидуально работая с людьми до выставки. В то же время открывшись с уже готовой коллекцией, музей закрыл бы двери для тех, кто еще готов поделиться.

В качестве компромиссного варианта этой истории может быть создание на выставке зон открытого типа, лишь частично наполненных к открытию музейным или зрительским контентом и приглашающим людей к участию.

Определенной сложностью при создании таких открытых зон является ситуация, когда важно собрать не просто «слова», но и реальные артефакты посетителей. В случае с «памятными баночками» музей получил множество историй и символических арт-объектов, но не получил реальных артефактов, подлинных вещей этих людей. С другой стороны, музей смог бы вовлечь гораздо меньшее количество человек, если бы попросил их что-то принести из дома, чтобы наполнить эти «памятные баночки». Это совершенно другой уровень усилий и затрат посетителя. Это барьер, который ограничивает количество участников и требует особой стратегии вовлечения.

Здесь мы снова обратимся к опыту выставки «Искусство путешествий», где были созданы такие открытые зоны. Они были расположены в зале «Другой мир» и касались двух тем – ««Что удивило Вас в путешествии» и «Поделись своим местом» (в разделе, посвященном путешествиям по Уралу).

В обеих зонах было заполнено около 50 % пространства. Остальную площадь предполагалось заполнить во время выставки. Интересная задача возникла перед нами, когда необходимо было найти художественное решение зоны, изобрести своеобразный «пустотный» дизайн. Он должно был одновременно снимать несколько вопросов – вписываться в стилистику зала, не выглядеть пустым местом, вовлекать в участие и легко позволять принимать новый контент (в нашем случае, речь шла о фотографиях и подписях к ним).

В итоге вовлечения не произошло. Люди не откликнулись. Одной из проблем, на наш взгляд, стало отсутствие четкой навигации и инструкции, как можно поучаствовать. Возможно, люди это воспринимали просто как элемент дизайна. В то же время многие посетители знали о такой возможности от экскурсоводов или волонтеров, были проинформированы о том, что достаточно загрузить свою фотографию и короткий комментарий к ней в нашей группе «Вконтакте», но все равно не участвовали.

Было также достаточно много посетителей, высказавших желание поделиться, но так и не сделавших это. Приходя домой, они попадали в круг повседневных дел и забот. Ситуативное желание исчезало. Понимая это, мы думали даже поставить на выставке компьютер с выходом в Интернет и цветной принтер, чтобы посетитель мог найти нужные ему фотографии в своих интернет-хранилищах, набрать текст-комментарий и распечатать их. Однако нам не хватило ресурсов на реализацию этой идеи, да и было ощущение, что это тоже не поможет. Нужен был какой-то другой формат и подход к вовлечению аудитории.

В качестве кейса, где этот коммуникационный механизм был успешно найден, можно привести потрясающий проект «OhSnap!», реализованный Художественным музеем Карнеги (Carnegie Museum of Art) в Питтсбурге (штат Пенсильвания, США).

В основе успеха — 685 фотография за 20 дней — лежала сразу серия факторов:

  1. §легкость участия;
  2. §дружественный подход;
  3. §соединение Интернет и реальной выставки;
  4. §«незаконченность» — возможность развития проекта после закрытия выставки;
  5. §живая актуальная культура в фокусе проекта;
  6. §активная PR-компания и вирусный характер самого вовлекающего ролика.

Но самое главное это, скорее всего, то, что музей продемонстрировал удивительное доверие к аудитории, взяв на себя этот риск открыть выставку с пустыми стенами. И люди оценили это.

При этом количество пользовательского контента, привлекаемого в результате таких проектов, не единственный критерий успеха. На людей оказывает большое позитивное влияние сама возможность такого участия, открытость музея.

Здесь можно сослаться на системный опыт музея сообщества Денвера (Denver CommunityMuseum), который часто проводит мини-выставки из особенных вещей, принесенных самими посетителями. Музей дает задание, и посетители приносят вещи соответственно ему. Это основа его взаимоотношения с сообществом.

При этом количество собираемых историй может быть остаточно скромным. Например, задание принести бутылку любого назначения, наполненную воспоминаниями о людях и местах, бывших в вашей жизни, привлекло 29 участников. Но это были оригинальные истории, интересные другим посетителям – в будущем, возможно, соавторов и рассказчиков новых выставок.

Участники должны были указать, хотели бы они, чтобы посетители открыли и посмотрели эти воспоминания или же оставили бутылку закрытой. Собранная коллекция была необычна и разнообразна – там были бутылки и из-под напитков, и из-под лекарств, и из-под духов и даже сделанные вручную из различных материалов. Посетители с удовольствием рассматривали и открывали их. Дополнительно рядом с ними сотрудники сделали бумажное дерево, где висели две пустые открытые бутылки с надписями «Первая любовь» и «Убеждения, в которые я свято верю». Посетители писали их истории на бумажках и бросали в эти бутылки.

04:15
278