Встречи и интервью с представителями местного сообщества

Музеи всегда привлекали артефакты под выставки от коллекционеров, краеведов и просто широкой аудитории. Такая форма вряд ли может быть названа культурой участия, поскольку не предполагает существенный содержательный вклад зрителей в музейную экспозицию. Посетители не могли увидеть этих людей в экспозиции, услышать их.

Встречи и интервью с представителями местного сообщества

Ситуация начала меняться, когда музеи стали собирать не просто вещи, а истории и голоса людей – хозяев этих артефактов и очевидцев тех или иных исторических реалий. Такое взаимодействие, как правило, не могло обойтись без влияния на мнение музейных кураторов о том, какой должна быть выставка, о чем она должна быть.

Особенно это касается проектов, посвященным недавним и проблемным для социума периодам истории, где без воспоминаний и голосов людей просто невозможно обойтись. Так, например, было во Вьетнамском музее этнологии, создавшем в 2006 году выставку «Дотационные времена» («SubsidizedTimes» («ThoiBaoCap»)) о повседневной послевоенной жизни жителей Ханоя в 1975-1986 годах. Самым важным элементом этого проекта были лично рассказанные истории реальных очевидцев этих времен. Сотрудники музея приглашали пожилых людей помочь им в этом. Они собирались все вместе, обсуждали как эта выставка будет выглядеть, что бы люди старшего возраста, пережившие эти тяжелые времена, хотели рассказать и показать молодому поколению. Сотрудники также ходили по домам и расспрашивали людей об этих временах, снимали ролики. Затем вместе с участниками они монтировали фильм. Выставка произвела огромное впечатление на молодое поколение, а старшее поколение было очень довольно своей работой.

Сегодня этот музейный поворот от предмета к человеку все больше распространяется и в российской музейной практике, где мы можем встретить десятки прекрасных примеров. Среди них, например, проект «Страна Гайдарика» — экспозиция, раскрывающая на материалах 1930-х гг. тему советского детства. Центральная идея авторов показать мир детей того времени глазами самих детей привела их, в том числе, к интервью с жителями Санкт-Петербурга, чье детство пришлось на эти годы. В результате истории и предметы 15 пожилых петербуржцев стали одной из ключевых частей экспозиции.

О том, что это направление набирает популярность в России, может говорить тот факт, что среди 13 победителей X конкурса «Меняющийся музей в меняющемся мире» (2013 г.) 5 проектов напрямую оказались связаны с собиранием личных историй и выстраиванием экспозиции на их основе («Голоса и лица Первой мировой в семейной памяти», «Музей Ижевска: новые смыслы «промзоны»», «Сибиряки вольные и невольные», «Липецк в воспоминаниях. Век 20», «Искусство путешествий»).

Этот обсуждавшийся в первой главе поворот к микроистории, истории повседневности, безусловно, оказывает позитивное влияние на гуманитарную составляющую музейного высказывания, создает условия диалога, обращения к личности посетителя.

В нашем случае обращение к личной истории означало еще один важный момент. Если до этого мы интересовались у людей тем, какой должна быть выставка про путешествия и в этом контексте собирали какие-то истории и подходы, то теперь мы сместили акцент с музея, выставки на людей. На их опыт путешествий. На них самих. Мы пришли к этим людям, искренне интересуясь ими, их жизнью, их историей. Мы хотели поговорить о них, а не о выставке.

Это оказалось очень важным смещением.

Оно позволило нашему проекту выйти на новый уровень. Индивидуальные встречи с людьми, длинные разговоры с ними позволили не только собрать десятки захватывающих историй и артефактов, но главное понять, что мы должны донести через нашу выставку, о чем вообще она должна быть.

Открытость миру, готовность выходить за привычные рамки и реализовывать свои мечты о путешествиях, путешествие к другим как путешествие к себе, страсть открывать мир и доверие Дороге — эти и другие идеи связали воедино все залы выставки, стали для нас ключом к интерпретации наших коллекций, основой для создания зон участия на выставке.

Евгений Неустроев, Валентин Синельников, Анатолий Вязовцев, Татьяна Серых, Юля Шангареева, Николай Ерохин, Лера Королева, Кирилл Новосельский, Никита Сучков, Ольга Варежкина, Павел Смолин, Евгений Михайлович Виноградский, Андрей Мельников, Александр Веревкин, Архипова Татьяна, Николай Рундквист, Зинаида Горбунова, Сергей Кондрашин, Олег Колпащиков, Лариса Катаева, Валерий Шумков, Алексей Гусь… — люди разных профессий, судеб, взглядов — согласились уделить нам несколько часов своей жизни, поделиться своим взглядом на путешествия.

Спасибо им за это.

Автор эскизов – Марина Сложеникина, дизайнер СОКМ

Почему это были именно эти люди?

Собственно вопрос о репрезентативности выборки в таких исследованиях не ставится. У нас не было задачи создать «энциклопедию» разных типажей и подходов к путешествиям. Тем не менее, у нас была определенная стратегия поиска наших собеседников. В частности, мы старались уйти от «очевидных подозреваемых», не обращаясь к турклубам, «заслуженным» путешественникам. Искали другие взгляды и необычные ракурсы. Среди прочего автор даже провел несколько интервью в колонии строго режима, получив довольно неожиданные выводы.

В целом можно сказать, что у нас было 2 ориентира:

  • 1. нам были интересны люди, имеющие большой опыт, какой-то свой подход, свою культуру путешествий;
  • 2. нам было важно, чтобы это были разные люди – разного возраста, пола, направлений путешествий.

Если говорить о конкретной стратегии поиска, то это сочетание двух подходов:

  • а) работа с «коммуникаторами» — людьми, имеющими чрезвычайно широкий круг общения и контактов, которыми они могут поделиться и даже, что важно, познакомить с этими людьми лично;
  • б) случайные встречи, свободный поиск, когда сообщество, будто узнав о твоем стремлении, дарит тебе совершенно неожиданные встречи и знакомства.

В целом вся эта история взаимодействия с людьми – это яркое подтверждение слов А. де Сент-Экзюпери о том, что «Самая большая на Земле роскошь – это роскошь человеческого общения». Этот период в создании выставки оставил самые сильные впечатления. Это было время удивительных открытий, потрясающих историй, очарований и разочарований. Это были часы разговоров о человеческом, о том, как устроен мир, и как по-разному можно жить в нем.

Благодаря этому опыту у нас сформировалось представление о том, что существует 2 принципиально разных партисипативных пути к интерпретации музейных коллекций и созданию выставки:

Путь 1 – поиск ассоциаций, историй, контекстов вокруг конкретных музейных экспонатов. Этот путь достаточно сложный и часто неэффективный, так как это: а) требует изобретения специальных игровых форм взаимодействия, поскольку априори такое задание широкой публике неинтересно; б) требует либо специального отбора участников, обладающих большим культурным бэкграундом, эрудицией, склонностью к самоанализу, либо возможности вовлечь в проект действительно массовую аудиторию и использовать эффект многообразия.

Путь 2 – разговор о том, как люди «делают» что-то. В нашем случае – путешествуют. Люди легко идут на такие встречи, а мы в итоге получаем смысловое ядро выставки, ключевое сообщение, а также набор конкретных подходов, стилей, практик, историй. Все это позволяет нам, как авторам, создать структуру выставки, отобрать и интерпретировать музейные предметы. Помимо этого мы получаем мощный слой современных историй, безусловно, тоже интересный местному сообществу (музей как место живых, музеефикация современности).

В тоже время этот путь ставит новый вопрос – что музей будет делать с этими историями.

На наш взгляд, здесь возможны два варианта:

  1. §музей представляет их как набор отдельных «живых голосов», живой памяти;
  2. §на их основе кураторы выставки создают некую метаисторию, вписывают их в социальный и культурный контекст эпохи, ситуации, Истории.

Примером первого подхода представляется проект «Открытый дом: если бы стены могли говорить», реализованный MinnesotaHistoryCenter. Экспозиция состояла из рассказов 50 различных семей, живших на протяжении 118 лет в одном и том же доме в районе Ист-Сайд в Миннеаполисе (штат Миннесота, США). Залы музея были оформлены как жилые комнаты одного и того же дома в различные эпохи. Каждая вещь, от посуды до мебели, когда к ней прикасались люди, рассказывала истории, связанные с ней. Такая система побуждала людей рассказывать собственные истории, связанные с теми или иными вещами, и делиться впечатлениями.

На более коротком хронологическом периоде, но в целом в этом же направлении был реализован проект «Липецк в воспоминаниях. Век 20» — победитель конкурса «Меняющийся музей в меняющемся мире» 2013 г.

В проекте приняло участие более 500 человек.

Первые полгода каждый день приходили люди, они приносили вещи и делились своими воспоминаниями о городе, часто это превращалось в рассказ о своей жизни. Мы касались только прошлого, но оно неразрывно связано и с настоящим. Могли говорить «вот где сейчас кинотеатр, там раньше был сквер, и я там познакомился со своей женой». Было 3 вечера воспоминаний, где каждый мог поделиться своими воспоминаниями — один начинал, а другие его продолжали.

Узнавали о проекте люди с помощью местного СМИ. Так как мы собирали аудио-воспоминания, то наш партнер Галина Кислова предложила создать цикл радио-передач… и сарафанное радио сыграло большую роль.

Возраст участников проекта разный от 7 до 70 и выше. Дети приносили вещи, которые принадлежали бабушкам и дедушка, поколение постарше делились воспоминаниями о своих близких. Тут ещё не стоит забывать, что мы проводили мероприятия, в которых активное участие принимала молодежь и старшее поколение, например, Ночь в музее объединила разные аудитории — ребята читали стихи и пели советские песни, а 60+ танцевали и травили им советские анекдоты.

Екатерина Сергачева, куратор проекта

В итоге жители Липецка помогли собрать коллекцию предметов, которых изначально у музея не было. В ходе реализации проекта была подготовлена экспозиция, рассказывающая о повседневной истории города Липецка в ХХ веке.

Она построена как некое жилое пространство: гардеробная, игровая, коммунальная кухня, квартира советского человека. В экспозиции также есть разделы «Ход времени» (собрание часов, будильников и др.) и «Аудиотехника XX века». Многие разделы экспозиции озвучены воспоминаниями реальных людей.

В экспозиционное пространство включено несколько интерактивных зон: кинолекторий, работающий на основе кино-, фото-, фономатериалов (любительских кинопленок, диафильмов, слайдов, пластинок, магнитофонных записей и др.);

«Игровая комната» — интерактивная экспозиция об игрушках и играх XX столетия; «Трамвай Лип Липыч» — место, где можно оставить аудиовоспоминание о «времени и о себе».

Виртуально гуляя по залам экспозиции, мы видим сотни вещей 1960-80 гг. Здорово, что отдельные предметы озвучены голосами их бывших владельцев. Экспозиция – это пространство воспоминаний для людей того времени. В ней также может состояться диалог разных поколений, когда старшие, оттолкнувшись от предметов на выставке, могут рассказать младшим о реалиях и историях своей жизни.

Трудно сказать, как это пространство работает в других контекстах. Множество предметов – воспоминаний погружает нас в прошлое, очень субъективное, личностное, но все-таки прошлое. Не совсем понятно, нужен ли тут метауровень, использование в построении экспозиции многочисленных в последнее время исследований советской повседневности, вскрывающих то, чего не осознавали люди, что за мир, мировоззрение были сформированы (и возможно, артикулированы в воспоминаниях) в то «застойное» время, эпоху, продолжающую влиять на сегодняшний день.

Примером второго подхода является уже упоминавшаяся выставка «На что похожа война?» музея Серлакиуса – собирательная история, сотканная из воспоминаний 144 человек. Или проект «Солдаты. Soldaten. Soldiers» Нижнетагильского музея изобразительных искусств – сильная пацифистская история, созданная на основе семейных архивов, музейных и общественных коллекций Германии, Австрии, России, США, Англии, Чехии. Созданная из фотографических портретов, «личных дел», дневников, писем солдат Второй мировой войны выставка стала историей о Человеческом в Человеке.

Этот преобразующий, дающий новое видение подход был более интересен и для нас. Имея в качестве цели мотивацию людей, их осмысление своей практики путешествий, расширение их горизонтов, нам было недостаточно собрания историй разных людей, нам было интересно вскрыть ключевые вопросы, векторы и стратегии реализации путешествий.

Наши рассказчики, будь то современники или люди прошлого, стали лицами стилей, методов, трендов путешествий, неординарных и ординарных практик, подходов к ним, типичных и уникальных решений своей геобиографии.

04:21
330